Феодосийский десант: Вахта Памяти-2017

40 бойцов, погибших на высоте “Окопная” в ходе феодосийского десанта – вот финальный результат Вахты памяти под Феодосией, в которой принял участие “Союз поисковых отрядов Украины”. Медальон прочитан пока один. Мы стали первыми, кто опробовал новую трассу “Таврида”. Настолько первыми, что там еще экскаваторы ровняют рельеф. Собственно, это и стало причиной рейда на участок строительства: из-под ковшей пошли кости. Бугор на берегу соленого озера был одним из мест, где немцы оборонялись от взявшего Феодосию и рванувшего на ключевой железнодорожный узел Владиславовка десанта.


Первого бойца зацепили знатно, но собрали все в кучу и вызвали нас. Мужики бросили копать, огородили место, начальство встретило и провело, все вместе терпеливо дождались, пока мы зачистим и достанем солдат. А потом несколько раз интересовались, прочитался ли медальон: “Вдруг наш, вологодский?”. Медальон же нашелся, когда мы поехали опять, доставать из окаменевшей глины еще двоих.


Мужики тогда добежали до половины склона, а потом их постепенно затянуло тяжкой почвой, замыло почти на полтора метра. Потоптавшие военные дороги ботинки с набойками из подошв от сапог, немецкая кожаная сбруя поверх шинелей, осколочные ранения.
Медальон, в отличие от черноземной соленой почвы, сохранился отлично. Оказалось, что этот рубеж 75 лет держал для потомков рядовой Грицаненко Степан Титович, 1907 г.р., уроженец с. Малая Токмачка Ореховского района Запорожской области. Сейчас ищут его родственников.

Всего с трассы подняты останки четверых бойцов, два медальона.

Остальные подняты на поле в тяжелом глинистом черноземе, под постоянным дождем. Даже в разгар мая погода здесь постоянно дует, нагоняя беременные мелким противным дождем, “мрячкой” по-местному, тучи. А любая небесная влага мгновенно превращает деревянную, не вбить лопату, землю, в миллионы тонн липкой массы. Спрятаться тут негде, и если нет палатки, переползающей под ветродуем даже на восьми растяжках, одна ночь в степи в мокрой одежде отнимет силы даже у очень крепкого человека.
Теперь прибавьте к этой уже тревожности средние температуры января-февраля и задачу взять высоту 66,4, с которой любую фигуру видно как на ладони. Тем бойцам, которые упорно лезли на нее, даже по нужде было сходить непросто. Приподнялся – получил пулю. А вкопаться в этот омерзительный грунт даже мы едва можем добротными “Фискарсами” на длинных ручках. Горизонтальный дождь, заставший нас на подъеме ямы с шестью бойцами, заставил ковыряться целый день.

Земля липнет ко всему, выгружаясь буквально по миллиметру. А ведь мы сыты, спали в тепле, у нас есть где обсушиться и попить чаю с водкой. Как они тут рыли своими малыми пехотными лопатками? Да никак. По окопным понятиям практически все верховые. Либо сброшенные в воронки.
Немцы не знали недостатка в крупном калибре, подвозимом на железнодорожный узел Владиславовка, и пристрелялись по квадратам настолько, что могли класть стопятых “поросят” буквально в неглубокие окопчики. А кто пытался бегать под обстрелом – того находил пулеметчик. В итоге, высоту так и не взяли, оставив “похороненными на восточном склоне” более четырехсот человек, не считая пропавших без вести, которых еще больше. А восточный этот склон пока пройдешь от низа до верха – ноги отваливаются.

Вахтятся здесь уже два года, раз за разом находя где одного, где десяток в одной яме. Медальоны попадаются, но прочитать ни одного не удалось. Засоленный грунт и послевоенная пахота с удобрениями убили этих солдат по второму разу. Единственное исключение – прошлогодний боец с орденом за Хасан, случай из ряда вон выходящий.
Их даже разделить трудно. Злая почва, на которой подсолнухи вырастают размером с печеньку, превращает кости в труху. Одно касание – и перед тобой костный фарш. Так и ложатся в один мешок человек и земля, за которую он умер. И сколько их там еще осталось – не понять. Иди в любую сторону по цветущим травам, поднимай перепелов и фазанов, пугай зайцев, и в любом месте этого огромного пространства может пискнуть осколок в чьем-то позвоночнике. Тут уже твое чутье и правильное настроение должны дать команду: вгрызаться в земной шар или топать дальше. И еще две пары журавлей, кружащихся над головой всю вахту.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *